Вверх страницы
Вниз страницы

Ep. 2.1.14 - Owen Keat
Ep. 3.1.17 - Leonard Starling
Ep. 2.2.6 - Melissa Manderly
Ep. 3.2.8 - Jonathan White
Ep. 3.2.9 - Eleras Farley

FB. The thundering... -
Gertrude Thornton
FB. Я встретил Вас... -
Melissa Manderly
FB. Хороший шпион... -
Jonathan White
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Mad Mad Wonderland

Объявление


Администрация:

Lewis Liddell
ICQ 439141873

Модераторский состав:



Добро пожаловать!

Приветствуем Вас на ролевой, посвященной увлекательнейшему миру Алисы в Стране Чудес - Mad Mad Wonderland ! Вас ждут увлекательные приключения на просторах Страны Чудес, Зазеркалья и Междумирья.

Игровой день

Страна Чудес: Среда
Зазеркалье: Пятница

Последнее объявление администрации:
От 09.11.2013

~~~

В игру требуется:

Червонный Валет | Knave of Hearts



(Надпись кликабельна)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Mad Mad Wonderland » AU » AU. В погоне за жизнью


AU. В погоне за жизнью

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Описание ситуации:В некоем городе N напротив Nного полицейского участка есть маленькое кафе. И это маленькое кафе к большому неудовольствию одной из местных официанток регулярно посещает один надоедливый тип.
Действующие персонажи (в порядке, в котором будет идти отыгрыш): Aiden Hoggarth, Mary McDonald

0

2

Препротивная штука – зевота. Заразная и вездесущая, она прокатывается по миру, передаваясь от одного к другому, как прыгучий резиновый мячик, который дети воображают горячей картошкой. Однако Эйдену некому было передать свою: он обитал в собственном маленьком кабинетике под самой крышей. Зевота ударялась в стену, под каким-то немыслимым углом рикошетила в потолок и снова сваливалась на голову своему хозяину. У него же от нее бессовестно слезились глаза, мешая вчитываться в детали дела. Теперь уже чужого и давно прикрытого – отобрали. Не дали довести до конца. Ну, да, сложный случай, что же теперь, лишать человека шанса, а Хоггарта – удовольствия?
Он не терпел бездействия. Оно отравляло ему жизнь и баламутило омут навязчивых мыслей и воспоминаний, от которых отделаться – целый подвиг. Впрочем, это мало кого волновало. Тяжела и неблагодарна работа штатного юридического психолога, задействованного в весьма непопулярной программе по исправлению уголовников.  Мало кому из его подопечных давали реальный шанс, хотя ребята, в общем-то, были вполне вменяемые. На его вкус. А вкус он имел весьма специфический.
Шел десятый зевок, когда странички в папке закончились, а вместе с ними и рабочий день. Скука. Что в офисе, где о тебе вспоминают только когда кто-то на свою голову в пух и прах ссорится с женой или наживает себе депрессию, что дома, где только и радостей, что ласковая кошка да широкий подоконник, заваленный подушками и уставленный стопками книг самой разной масти. В вечер по книге. Выбор – наобум. Так, во всяком случае, было раньше, пока он не нашел себе новый аттракцион – кафе напротив офиса.
Туда он и направился, с чувством хлопнув офисной дверью – еще одна маленькая причуда. Эйден ходил туда уже месяц – коротал одинокие вечера. Всегда садился на видное место, заказывал что-нибудь методом тыка, а потом долго и со вкусом донимал официантку – всегда одну и ту же. Нравилось ему ее раздражать, эту мрачную личность в белом переднике. Задавать ей глупые вопросы, вытягивая слово за словом, и отпускать комментарии по поводу ее внешности. Многовато в ней было черного. Определенно перебор, причем настолько очевидный, что Хоггарт не находил в себе сил не обращать на это внимание.
Эйден с минуту потоптался на маленьком крылечке, щедро усыпанном окурками, тщательно стряхивая с себя снег и вошел в теплое, практически удушливое кафе. Его любимый столик, как и большинство прочих, собственно, оказался свободным. Он снял пальто, повесил на спинку стула, сел лицом к барной стойке, положил голову на руки и стал ждать, блаженно улыбаясь. За месяц местный персонал уже успел привыкнуть к нему, его причудам и тому факту, что этот клиент, будь он не ладен, не позволит себя обслуживать никому, кроме Мэри. И чего он к ней прицепился? – хихикали они. – Влюбился, что ли?

+1

3

Когда тебе двадцать пять, а за плечами несколько лет в клинике для наркозависимых отбросов общества, твоя семья - воплощенный эпик фэйл, не остается ничего, кроме как носить траур по себе и по жизни. Мэри стоит на крыльце черного входа в кафе, дрожа под тонким, не по сезону, пальто и смолит дрянную дешовую сигарету. Уже четвертый месяц, как она в очередной раз завязала с наркотиками, прекрасная зная, что бывших наркоманов не бывает. Уже четвертый месяц девушка держится, чтобы с антидепрессантов не перескочить на таблетки, уносящие туда, где тепло и ты нужна хоть кому-то, пускай даже - своим музыкально-ярким фантазиям о вечном лете. Порыв ветра треплет короткое неровное каре темно-каштановых волос, девушка, чуть сутулясь, докуривает, оставляя бычок в банке из код кофе. Вовремя.
- Мэри, там к тебе этот... Клиент пришел! - По серым глазам не поленившейся выскочить к черному входу напарницы, плещется лукаво-игривое любопытство. Худая девушка в пальто лишь кривит уголки рта, проглатывая ругательство, и идет внутрь забегаловки.
В кафе её взяли по просьбе тётушки, знакомой с местным хозяином, но мисс Макдоналд здесь неожиданно понравилось. Всё было понятно и просто. И кофе за счет заведения. Всё было более-менее по-человечески, заставляя думать о том, что мир не такая уж непролазная задница, как обычно казалось. Даже глуповатая блондинка-напарница, и рыжий стервец-бармен не раздражали. Как и ребята с кухни, и хозяин. Её, странную молчунью, худую и похожую на смерть в своих вечно-черных нарядах, тут приняли такой и не пытались лезть в душу. Всё было понятно и просто... пока не появился этот... Клиент.
Повесив пальто и мрачно покосившись на хихикающих бармена и напарницу, как старая тертая жизнь кошка, на парочку щенков, Мэри лишь едва вздохнула. Искра жизни в темно-зеленых глазах официантки, огладившей белый передничек поверх наглухо закрытого шерстяного черного платья до колен, так и не затеплилась. Подхватив меню, ежась от теплой духоты зала,  девушка прошла к одиноко сидящему за столиком мужчине.
- Добрый вечер, сэр. - Он всегда приходил вечерами, после работы, не иначе."Свою спокойно выполнит, а мне настроение треплет, гад".
С улыбкой полагающейся персоналу любого уважающего себя кафе, у Макдоналд было, как ни странно, все нормально. Улыбка была правильной, даже красивой, делая бледное треугольное лицо поприятней, вот только деть бы куда-то вечно печальное и раздраженное выражение зеленых глаз - будто все зубы разом болят.
Протянув меню, девушка подавила желание стукнуть хитро поглядывающего мужчину по затылку ладонью, заучено повторяя, хотя прекрасно знала, что все пойдет не по привычному плану:
- Что-то принести сразу же или Вы пока полистаете меню?

+1

4

Эйден Хоггарт замер в ожидании мрачной официантки Мэри со стойким отпечатком бренности жизни на симпатичном лице. Когда глаза улыбаются без ведома губ, это еще нормально: так улыбаются многие счастливцы, предпринимающие попытки обуздать свою неугомонную жизнерадостность, которая ни коим образом не вписывается в рамки их социального статуса. Когда же губы улыбаются, а глаза знают, но все равно гнут свое, унылое и постылое – это уже диагноз. И Хоггарт, как квалифицированный молодой специалист с трехлетним стажем, мгновенно записал его в призрачное личное дело официантки Мэри. Как и то, что у нее слишком благородное имя для такой прозаической профессии. Оно определенно требует чего-нибудь более экстравагантного. Впрочем, как ни печально, не ему решать.
Тем временем из-за угла выплыла Черная Дама. Теперь замерло кафе. Ожидало спектакля. Точнее сказать, продолжения ежевечернего сериала, над сценарием которого несостоявшийся драматург изощрялся как мог. И, надо сказать, вполне успешно. Во всяком случае, на порог пока пускали, а это уже показатель.
Отдать должное мрачной официантке – терпеть его выкрутасы целый месяц, да еще и с такой холодной непринужденностью не всякому под силу.
Каждый раз он улыбался ей, как старой знакомой, а она ему – как некому абстрактному чуду природы, которое вполне можно вытерпеть, хотя бы потому, что он за это деньги платит. Не слишком равноценно, не правда ли?
Листать меню он, само собой, не собирался – уже давненько все перепробовал, причем в самых разных комбинациях, включая всякие комплексы а-ля, возьмите то-то и то-то вместе с тем-то и тем-то  с такого-то по такое-то число и непременно получите плюшку. У него для этого было тридцать вечеров и всего ничего страниц ассортимента.
- Добрый вечер, - начал Эйден. – Погодка нынче чудная, так что, давайте-ка по этому поводу изменим традиции. Будьте любезны, назовите два числа.
Признаться, эта идея, в отличие от нескольких предыдущих, пришла ему в голову совершенно спонтанно. Все дело было в барышне школьного возраста, сидевшей в дальнем углу и читавшей какую-то книгу. Тут же на ум ему пришла старая забава, которой раньше развлекалась читающая детвора – гадание по книгам. Чаще всего, приключенческим. Господа постарше, в романтическом порыве вспоминавшие золотые годы детства, как правило, проделывали тот же фокус со сборниками стихов или, на худой конец, с научной литературой. Тут уже вся соль и удовольствие в том, как бы истолковать позаковыристей. Гадать на меню, ясное дело, никто не собирался, однако кто мешал таким забавным образом выбрать себе ужин?

0

5

Естественно, все пошло наперекосяк и пойти бы Мэри обратно, к барной стойке или на крыльцо, покурить, но нет же - нельзя, как и нельзя оставить Клиента (а этот хитро скалящийся в улыбке мужчина, никак не мог быть простым клиентом, только Клиентом с большой буквы) без внимания, да и... страшно признаваться даже самой себе - за этот месяц её пустая жизнь, вечный День Сурка, стала чуть более наполненной смыслом - её, мрачную девицу невнятного возраста и мерзкого характера, кто-то ждал... пускай даже затем, чтобы потрепать нервишки.
Официантка на миг смежила веки, изогнув губы в понимающей усмешке. Мужчине было плевать, что заказывать, вот только он не знал, что Макдоналд знала меню наизусть и все позиции в нем - по номерам. Или знал. Во всяком случае, рисковать доверить свой ужин вкусу девушки - смело и отчаянно. Но это даже немного порадовало.
- Тринадцать и пять. - Называя эти числа, мягко и почти напевно, Мэри бросила взгляд на читающую девочку в углу, проверяя, не нужно ли к ней подойти, но чай у школьницы еще не закончился, так что пока можно было не беспокоить тоже одну из частых посетительниц. Потом перевела взгляд на барную стойку, замечая, как перешептываются коллеги по роботе.
"Обалдуи." - хмыкнув мысленно, темноволосая официантка вновь обратила все внимание на Эйдена, который, полистав меню, сейчас должен был смотреть на сандвич с лососем или шоколадный торт, если числа пять и тринадцать использовать только к основному меню. И на кофе с молоком и красное сухое, если посмотреть на список напитков. Вариантов, даже как скомбинировать эти две цифры было много и девушка, не чуждая любопытству, ожидала вердикта Эйдена, чуть задержав дыхание, убрав руки на спину. В темно-зеленых глазах едва тлели искры жизни. А еще мелькнула мысль о том, что бы сказал Клиент, узнав, что из всего меню Мэри подтолкнула его к выбору её любимых блюд и напитков. Вот только он об этом не узнает.
- А погода, и правда, хороша, сэр. Я люблю снегопады. - Неожиданно даже для самой себя, вдруг ответила девушка, вспоминая предыдущую фразу Хоггарта. Так иногда бывает - когда даже тебе, вечной молчунье и нелюдимому чудовищу, хочется бросить хоть какие-то слова, хоть кому-то. Даже если почти уверена, что это все зря и ни к чему хорошему не приведет.

+1

6

Удивительное дело, но правила игры, кажется, устроили обоих. Редкий случай! А до чего приятный: устраивать дебаты, тем более на пару с человеком, которого он со всей присущей ему дотошностью изучал тридцать календарных дней, настроения не было. Ну, совсем.
- Хорошие числа. Особенно первое. Суеверия, мистика… Интересно, кому пришло в голову окружить его таким неприглядным ореолом? Для меня лично оно всегда было вполне счастливым. – Эйден пожал плечами и быстро пролистал меню, ища нужные позиции. – Ооо, а я не прогадал. Кофе и сэндвич с лососем, пожалуйста.
Скудновато для человека, вооружившегося наполеоновскими планами, но ничего. На худой конец, есть еще волшебный раздел «Десерты» и пачка леденцов в бездонном кармане пальто. Во втором сегодня обитала книга – карманное издание. Надо же как-то время коротать.
- И я люблю. Особенно, к месту и ко времени, – он улыбнулся и отдал меню обратно. Отсчет пошел.
Следующие часа полтора Эйден не подавал никаких признаков чудаковатости. Проглотил сэндвич, выпил кофе, сонно пялясь в окно (странное дело, но по сути своей бодрящий напиток всегда оказывал на него прямо противоположное влияние, впрочем, не на него одного), затем расплатился, не забыв о чаевых, и вышел.
Погода действительно стояла приятная: легкий мороз, крупные хлопья снега и никакого ветра. Идеальные условия для кукования у служебного входа. И два часа до закрытия – хватит, чтобы отыскать его раз пятьдесят.
Найдя заветную дверцу, Хоггарт уселся рядом с ней на перила, предусмотрительно стряхнув с них снег, поднял воротник пальто и уткнулся в книжку.

+1

7

- Я всю жизнь живу под тринадцатым числом. - Загадочно произнеся, девушка забрала меню и, улыбнувшись уголками губ в ответ на замечание о уместности снегопадов, отправилась на кухню - уведомлять о заказе поскорее, хотя уже знала, что молодой мужчина обязательно притащился с книгой и будет сидеть в заведении еще час-полтора. Так и случилось, хотя сегодня господин Хоггарт не истязал официантку диалогом и каверзными вопросами, и вообще был вежлив и обходительно-прохладен.
Это даже заставило удивиться и едва ли не спросить - не заболел ли обожаемый Клиент. Как бы то ни было, пожелав доброго вечера и заходить ещё, девушка отнесла деньги в кассу, чаевые - в другую кассу, из которой ей в конце смены полагалась лишь четверть, а потом несколько раз за оставшиеся два часа своей смены ловила себя на мысли о том, что изменившееся поведение Эйдена её даже огорчило. Выбило из колеи.
"Неужели наигрался господин Клиент? Наскучило ему трепать мои нервы?" - тут же, спохватившись, накидывая на плечи плащ, Мэри замерла и качнула головой. - "Тьфу... даже сожалею. Какой кошмар!"
Застегнув все пуговицы и обмотав шею и плечи толстым и длинным вязаным шарфом темно-зеленого цвета, официантка попрощалась с ребятами, собиравшимися расходиться через переднюю дверь, и вышла, вспоминая на что планировала потратить сегодняшние чаевые.
Луч лампы над дверью озарял чуть подрагивающую от холода фигуру какого-то мужчины. Охнув, Макдоналд сначала испугалась того, что какой-то псих замерз, как воробей, на перилах, шагнула вперед, а потом, заметив и узнав книгу в руках Хоггарта, недоуменно вскинула брови и нахмурилась.
- Вы сумасшедший, сэр? Что вы тут делаете? - даже не спрашивая о том, как долго этот... даже слова приличного не находилось... торчал тут, девушка закрыла дверь у себя за спиной и сделала еще один шаг к мужчине, открытой ладонью, без перчатки, смахивая снег с плеча Клиента.
- Еще и книгу читать, в снегопад. Господин, простите не знаю вашу фамилию, пойдемте отсюда! Я вызову Вам такси! - Внутренне кипя и негодуя от человеческой глупости и того, что этот...  книголюб, пошатнул её душевное равновесие окончательно, Мэри растерянно стояла, протянув вперед ладонь, не сводя взгляд с психа.
"А вдруг, и правда, псих? Маньяк? А я тут... а наши уже закрылись и я дверь захлопнула."
- Предупреждаю, я буду кричать, если Вы маньяк. Громко. - Голос девушки чуть дрогнул. Она и сама вздрогнула от своего порыва и спрятала мигом замерзшую руку в карман черного пальто.

+1

8

Да, на улице было достаточно холодно, чтобы у незадачливого психолога основательно покраснели уши, нос и щеки, но если он и вздрагивал, то явно не от мороза. Скорее от того, что, зачитываясь, заваливался назад.
Но вот дверь отворилась, и поздний чтец подался вперед, поднимая глаза и вглядываясь в лицо выходящей девушки. Она. Прелесть какая. Вот так вот сразу: первая и одна. Видимо, действительно кошка, которая гуляет сама по себе и где вздумается.
Эйден сидел на перилах, зацепившись ногами за перекладины и опустив руки с книгой, и улыбался тому факту, что официантка Мэри покрикивает на него не за то, что он в принципе полуночничает у служебного входа ее кафе, а за то, что приобрел вид сугроба, читая на улице при тусклом свете лампочки.
Он потряс головой в разные стороны, осыпая руку, заботливо стряхивавшую с него снег, тем, что осел на голову. Бесполезное, надо сказать, занятие. Минут пятнадцать прогулки под ночным небом, и оно снова оденет его в белую шапку с русым узорчиком.
- Хоггарт моя фамилия, - прыжок с перил. – А имя - Эйден. И я не сумасшедший – разве что, совсем немножко – и уж тем более не маньяк. Поверьте моему богатому опыту, ни те, ни другие себя так, - он указал на себя. – Не ведут, так что можете быть абсолютно спокойны, Мэри. Можно же Вас так называть?
Эйден, не глядя, сунул книгу в карман, туда же спрятал обе руки и жестом предложил девушке взять его под локоть.
- Давайте, что ли, прогуляемся. Вы же любите снег, а он сегодня и к месту, и ко времени. Тем более, я как порядочный джентльмен просто обязан Вас проводить или посадить в то же самое такси, - заметил молодой человек и, предвидя вероятное колебание, добавил. – Бросьте, по-моему, месяц – достаточный срок знакомства для минимального взаимного доверия.

+1

9

"И где они такие берутся? Я думала - вымерли уже... джентельмен... недозамерзший" - смутившись своего порыва и того, что вообще переживала тут из-за совсем вроде бы и не замерзшего и всё такого же смешливо-бодрого мужчины, девушка фыркнула, взглянув на предложенный локоть. Достала из карманов зажигалку и сигареты.
- Думаю, Вам будет неприятно идти рядом с курящей девицей, господин Хоггарт. А то, что вы не сумасшедший - это совсем не факт. Стали бы сумасшедшие верить в то, что они сумасшедшие, вот так сразу же? - Довольно рассудительно заметила Мэри. Не говорить же Эйдену, что видела она и сумасшедших, и иных невменяемых, по виду которых не всегда можно было сказать о демонах на душе.
Закурив, держа сигареты в тонких краснеющих от холода пальцах, девушка пошла рядом с русоволосым чудаком, любуясь на снег, кружащийся над голову (вскидывая голову вверх и выдыхая в небо дым).
- Если Вы не возьмете такси для себя, то я его не буду вызывать. Официантки из захудалых кафешек в такси не разьезжают, Эйден. Так что мы можем пройтись, если Вы хотите заболеть. - Не понятно почему, но Макдональд не могла просто взять и сказать: "Слушай, а не пошел бы ты к черту, чудак. Чего привязался?!". Наверное, это из-за харизмы психолога. Девушка привыкла к нему за месяц и, даже не смотря на то, что хотела каждый раз прибить подносом, не собиралась бросать одного на улицах заснеженного и будто опустевшего города. Как и не собиралась спешить, шагая пока размеренно. Позволяя снегу падать на темные волосы, мелким алмазным крошевом в свете редких фонарей на этой улочке.
- Зачем вам это нужно? Сомневаюсь, что я в Вашем вкусе, как женщина. Если я вообще в чьем-то вкусе, так что... говорите правду. - Когда сигарета была докурена, Мэри спрятала руки в карманы и, поколебавшись еще шагов десять, таки "прицепилась", оперевшись на локоть мужчины, к нему, ведь так было теплее. Посмотрела, пытливо и строго, на господина Хоггарта, вновь подымая голову.

+1

10

Эйден вяло отмахнулся от завихрений табачного дыма и снова сунул руку в карман, машинально нащупав на самом дне ключи от квартиры.
- Сумасшедшие на то и сумасшедшие, что на все горазды, - он усмехнулся. – Странные они существа, хотя и не страннее нашего. Впрочем, давайте не будем об этом. Поздний вечер и разговор о психах – не самое приятное сочетание.
Несколько минут прошли в молчании. Мэри смотрела куда-то вверх, в массив коричневатых городских туч, а Хоггарт провожал глазами клубы дыма, медленно таявшие в морозном воздухе.
«Жалко нет фотоаппарата».
- Люди-капусты обычно не заболевают, тем более те, кому хватило ума нарядиться в «бабушкин» свитер, так чего волноваться? А Вы как? Не холодно?
Эйден походя пнул подвернувшийся под ногу комок снега – один из тех, которые дворники сгребают в кучи по обочинам, а дети старательно разбрасывают по дороге – и проводил рассеянным взглядом не долепленного снеговика. Остановиться и предложить долепить? Почему бы и нет? Такое предложение только пополнит список его многочисленных чудачеств и только. В конце концов, перчатки для чужих замерзших рук у него найдутся, а свои ему не жалко.
Он вдохнул было, но вдох перебили строгим вопросом и пытливым взглядом.
«Зачем?» - недоумение.
- Откуда Вам знать, в моем Вы вкусе или нет? В конце концов, у меня на лбу не написано, – он напустил на лицо серьезности и торжественно заявил. – Клянусь говорить только правду и ничего, кроме правды. Только не смейтесь, я серьезно, – он откашлялся. – Началось все, как водится, с невероятной глупости. В моем случае, дома полетел холодильник, причем конкретно и бессовестно, оставив меня без еды. Так как от ассортимента офисной столовки меня воротит с первого дня, пришлось искать альтернативу. Нашлась быстро – Ваше кафе. И так случилось, что мы пересеклись… Так уж сложилось, что я увидел в вас нечто, что стало мне интересно. Я не знаю точно что и врать не стану, но это что-то показалось мне достаточным предлогом, чтобы попытать счастья и попробовать с Вами подружиться. Вот.
Закончив пространный монолог, Хоггарт звучно выдохнул и посмотрел на спутницу, если не с полной уверенностью, то, хотя бы, со стойкой надеждой на то, что его не пошлют.

Офф

Пардон за задержку, задавали много ^^

+1

11

Надежда на то, что тебя не пошлют, конечно, хорошо, как и уверенность в себе, и... и ведь, правда, не послали. Мэри и не собиралась посылать, если честно. Она слишком редко шла навстречу кому-то, чтобы тут же диагностировать у знакомств с такими любви диагноз "безнадежно". К тому же, Эйден был странным - это импонировало, хотя и заставляло держаться настороже.
Вежливый вопрос о том, не холодно ли ей, выжал улыбку с бледных губ девицы. Макдоналд опустила голову, тщательнее сжимая шарф вокруг горла и подымая его края повыше, вкруг шеи и подбородка.
- Терпимо. Я часто домой пешком хожу, так что привыкла. - Пробурчав себе под нос, официантка бросила взгляд на недолепленного снеговика. "Вот так и в жизни. Некоторые остаются лишь заготовками, которые сметет жизнь и обстоятельства"
Честный рассказ немного рассмешил Мэри, хотя и смутил немного.
- Пытать счастье? Забавное выражение. Хотя я не вижу, какое "нечто" Вы там увидеть могли. - Девушка остановилась напротив снеговика и, фыркнув тихонько, посмотрела на "скульптуру", а потом на господина Хоггарта. - А еще у Вас очень интересный выбор способа подружиться с человеком. Не будь я настолько доброй, прибила бы Вас и вот в этом сугробике прикопала за все хорошее. - Фыркнув вялым смешком, девушка поежилась от порыва ветра и, вынув руку из кармана, посмотрела на часы, отдернув край рукава, время было уже позднее, а странный разговор только начинался.

+1

12

- В данном контексте его не столько пытают, сколько пытаются испытать. И вообще, откуда такие мрачные мысли? Мне всегда казалось, что со счастьем они ну никак не совместимы.
Хоггарт пожал плечами, нагнулся, балансируя на одной ноге, и загреб ладонью пушистый снег. Он приятно покалывал холодком и податливо сминался в шар, подтаивая в теплых руках.
- Не будь я настолько доброй, прибила бы Вас и вот в этом сугробике прикопала за все хорошее.
- Это еще один повод полагать, что я в Вас не ошибся, а это дорого стоит. Впрочем, у Вас еще есть шанс меня разочаровать и исполнить задуманное.
С этими словами он с самым невинным видом подкинул слепленный снежок. Тот угодил аккурат Мэри в плечо и разбился, осыпав зеленый шарф белыми кляксами.
- Уж повод я подам.
Примет мадам приглашение  к очередному маленькому безумию или нет, Эйден не знал и, как, собственно, всегда, предпочел гадание действию. Во всяком случае, извиниться он всегда успеет, а так будет повод повеселиться на ночь глядя. Чем не маленькое приключение? Все приятнее, чем вышагивать по пугающе пустым переулкам и болтать о пустом и неимоверно скучном.

0

13

Испытывать счастье или испытывать возможность подобраться к этому самому заветному намёку на счастье? О, оказывается противный и на протяжении месяца выводящий из себя клиент был еще и идеалистом, а то и мечтателем. Впору было давиться смешком и удивляться тому, как такие еще выживают в непростую эпоху мира, шагнувшего в сторону бюрократии и тарификации всего, даже чувств.
Мэри лишь едва пожала плечами, признавая за Эйденом право верить во что угодно (только бы не лез к ней в душу и не пытался обернуть в свою "веру" во что-то хорошее), еще это пожатие плечами можно было соотнести с ответом на вопрос откуда берутся такие мрачные мысли в голове у девицы.
"Ты меня совсем не знаешь, уважаемый. Совсем-совсем не знаешь, что такое тянуть нить своей жизни между огненных всполохов срывов и попыток вновь сбежать, занюхав реальность белой дорожкой. Ты меня совсем не знаешь, а потому я не буду отвечать на вопрос... иначе мне придется обьяснить, что мрачнее всего завязавший наркоман перед новым срывом. Я не хочу этого. Боюсь, что проговорив вслух, я приближу этот момент" - В темно-зеленых глазах отразилось что-то затравленно-усталое, но Хоггарт сейчас ничего не мог заметить, наверное, поскольку, повинуясь порыву веселья, запустил снежком в плечо официантке.
- Хэй! - Возмущенно и больше даже удивленно воскликнув, девушка стряхнула с плеча снег и, не раздумывая, на миг отрешаясь от логики и правильности действий, подалась вперед, ладонями упираясь в грудь мужчине и толкая его прямо в сугроб, начиная нервно смеяться. Смех, будто гад из взболтанной бутылки с шампанским, решительно просился наружу и не было сил его удержать.
"Это нервы. Это почти истерика"

+1

14

Эйден с готовностью шлепнулся в снег, нелепо взмахнув руками, и, толком не целясь, зашвырнул в обидчицу снежную горсть, понимая, что по негласным правилам любой снежной битвы черта с два ему дадут встать, не сделай он этого. А так какой-никакой, а отвлекающий маневр.
- Это было нечестно! – пожаловался Хоггарт, кое-как выбираясь из сугроба. Ноги бессовестно проваливались в глубокий мягкий снег, придавая попыткам к бегству в сторону снеговика, за которым вполне можно было укрыться от снежного артобстрела, еще больше неуклюжести.  -  Ну, держись!
Нетрудно догадаться, что эти слова не предвещали ничего, кроме как очередного залпа снежком – разумеется, не глядя, иначе не мудрено получить в лоб – хохота и малодушных попыток удрать от ответных выстрелов.
«Ну, вот, мы и смеяться умеем, и веселиться. И чего шифроваться почем зря?»
- Ну, чего, будем составлять условия мира или устроим генеральное сражение по всем правилам? – спросил Эйден, высунувшись из-за снеговика, за которым умудрился-таки спрятаться.  - А, товарищ генерал? Знайте, у меня по милости Вашего Превосходительства за шиворотом целый сугроб, так что в случае чего, «Иду на Вы!»
Говорилось все это, разумеется, не без перерывов на смешки и даже икоту – верный признак того, что  Хоггарт уже давненько так не хохотал. И плевать на то, что копеечная карманная книжка промокла до состояния нечитабельности – дома просто обязано быть нормальное издание, а если нет, так кто мешает купить? Плевать на высокую вероятность потери ключей – под соседским горшком с несколько больной и изрядно потрепанной пальмой лежат запасные, а замки, в случае чего, можно и поменять. А на то, что брюки мокрые до самых колен плевать больше всего. Уж что-что, а это ради такого удовольствия пережить можно.
- Ну, так что?

+1

15

Мэри, не взвизгивая по-девчачьи, как это любят делать представительницы слабого пола, а просто чуть охнув тихо, закрыла голову руками, будто та горсть снега, которую в нее, едва поднявшись, швырнул Эйден, могла убить. Это было почти-нервное и почти приветом из далекого прошлого: летящий в тебя предмет может ранить, стеклянная пепельница оставляет страшные синяки, не попадаться на глаза матери, когда та напилась... все смешалось на миг, пока смех сменялся взволнованным вздохом.
Но, кажется, мужчина ничего не заметил, успев передислоцироваться за снеговика и Мэри, набирая и сжимая в ладонях комок снега, запустила им в господина Хоггарта, пряча за улыбкой отголосок памяти.
Руки моментально, едва еде пару раз, запыхавшись, девушка швырнула снежки, замерзли и покраснели, начиная казаться негнущимися кусочками фарфоровой куклы. Официантка сунула ладони подмышки, сбила с тонких сапожек снег, постукивая ногой о ногу и кивнула, выслушав речь и вопрос мужчины, совершенно серьезно, пряча улыбку и будто "глотая" смех... будто его и не было вовсе.
- Я за мир, сударь. Хотя войну Вы начали первым, так что считаю состоявшуюся контратаку достойным ответом и мук совести за Ваши мокрые штаны и... - Чуть усмехнувшись. - ...Прочие детали гардероба, не несу. - Показывать язык, Макдональд, конечно же, не стала, но тон был капризно-шкодливым. Девица побойче и понаглее могла бы и показать, но Мэри уже замерзла достаточно, так что кокетничать на морозе не хотелось.
Сбив с шарфа снег, поколебавшись, закинула его часть, как шаль, на голову, зная, что вид приобретает дурацкий, зато так теплее.
Сунула руки в карманы, опять доставая сигареты и зажигалку.
- Так что отлепитесь от снеговика, Эйден, а то он вот-вот развалится от Ваших трепетных обьятий. - Закуривая, девушка огляделась по сторонам, а потом скептически посмотрела на странного знакомого.
- И срочно приводите себя в порядок, а то, и правда, заболеете.

+1

16

В голову – куда-то в район затылка – ввинтилось премерзкое ощущение, что что-то идет не так. Не та линия. Не тот подход. И это после месяца наблюдений! Такое с ним было впервые… С Эйденом-психологом – впервые. А вот с Эйденом-мальчишкой, с Эйденом-занудой, Эйденом – неудачником, канувшим в лету когда-то давным-давно, такое случалось весьма и весьма часто. Прогадал, обманулся, промахнулся. То ли от скользкого чувства дежавю, то ли оттого, что айсберг за шиворотом начал таять, Хоггарт поежился, примирительно пожал плечами и, пару раз споткнувшись, выбрался на тротуар. Молча сунув руки в карманы, он выудил из них пару теплых перчаток, одетых со дня покупки где-то раза два в бесплодной попытке реабилитировать обветренные руки,  и, виновато улыбаясь, протянул их Мэри.
В четко отлаженном механизме установления дружеских отношений намечался сбой. Где-то затесалась ошибка. Досадная, мелкая, но опасная.
- Ладно-ладно, знаю, что сам виноват, - хотел сказать что-то еще, но умолк, внимательно вглядываясь в худое бледное лицо. Острое-острое. И какое-то еще. Неуловимо. Тенью.
Открыл было рот, но внезапно  понял, что боится задавать ей вопросы, выходящие за рамки общих. Боится пересекать границу без ее на то дозволения, бить по клавишам, не зная нот.
- Что же, снежками я Вас не развлек, болтовней, пожалуй, и достал, водится за мной такой грешок… Я в растерянности, право слово. Даже не знаю, что делать.

Свернутый текст

Как минимум извиняться за задержку поста. ><

0

17

"Не надо на меня так смотреть!" - замечая что-то эдакое, между внимательным взглядом и жалостью, мечущимися в тени зеленых глаз знакомого, девушка выдохнула первую струйку дыма пополам с паром изо рта и, пользуясь заминкой и поводом, опустила взгляд на перчатки.
- Спасибо. Вы необычайно обходительны... если не швыряетесь снежками. - Слабо улыбнувшись, не в укор Эйдену, а просто потому что сказала то, что сказала, Макдональд спрятала пачку и зажигалку в карман и, держа сигарету зубами, надела перчатки, закономерно оказавшиеся большими, но.. теплее, гораздо больше. Держа сигарету меж пальцев, мельком подумав, что запаха дыма и курева останется на чужой вещи, Мэри снова посмотрела в лицо тоже порядком подмерзшего мужчины, хоть тот, кажется, больше испытывал дискомфорт не от холода снаружи. А внутри... одной не слишком-то любезной собеседницы.
- Давайте пока пойдем дальше, на месте стоять, превращаясь в сугробчики, точно не лучший выход и... - Курящая немного задумалась-запнулась, в уме решая не такую уж и легкую задачку: сделать шаг вперед, при том не показывая, что тебе этот самый шаг остро-необходим. По крайней мере, пока хочется считать себя человеком, а не механизмом, отсчитывающим сутки за сутками.
- Давайте на "ты"? У меня слишком мало людей, которым я могу тыкать. Почему-то захотелось увеличить их число за Ваш счет, Эйден. Странно, правда? - Не смотря на мужчину, девушка шла рядом, на ходу шевеля пальцами в сапожках. теплые носки что-то совсем не спасали. Пора было решиться на покупку новых сапожек и таки выползти по магазинам, до первого ближайшего, как обычно.
Мэри выбросила окурок в заснеженную урну, поправила импровизированную шаль на голове и покосилась на, кажется, удивленно задумавшегося "клиента".
- Кажется, у нас сегодня вечер взаимных удивлений. - Тихо почти прошептала. Теперь собственное предложение казалось глупым и каким-то неправильным.

Свернутый текст

Ничего) Главное, что история не заканчивается - я успела полюбить эту альтернативу)

+1

18

«Стыло вьется в чаше неба сигаретный дым…»
Хоггарт поднял глаза, наблюдая за сизыми кольцами, медленно тающими над головой его спутницы. В этом определенно было куда больше поэзии, присущей долгим зимним вечерам, чем в снежках. Поэзии, меланхолии и чего-то еще…
- Это было бы странно, если бы мы оба к этому не стремились, - он улыбнулся, снова сунул руки в карманы, по привычке нащупав на дне одного из них связку ключей, и жестом предложил Мари взять его под руку. Создать иллюзию тепла и взаимопонимания. До того момента, когда она, эта иллюзия, станет явью им еще очень и очень далеко. 
- Так же странно, как если бы я знал, куда идти. Веди.
И чуть не ляпнул «ведите». Странно, обычно он так просто ломал границы условностей, границы чужого личного пространства, да и вообще границы как таковые. Эйден плохо переносил чужую отстраненность, холодность, стремление замкнуться, а потому пресекал подобные поползновения со стороны собеседника, быстро располагая к себе образом веселого простака без тормозов и комплексов.
В этот вечер привычные схемы не работали. А может быть, и работали, но не так. Может быть девушка, идущая с ним бок о бок, всего-навсего радеет о своих границах чуть больше, чем все прочие. А может быть дело совсем не в этом. Может быть, в том, что она сама пригласила его переступить черту. Всего одну и четко определенную. Ни больше, ни меньше.
- Кажется, у нас сегодня вечер взаимных удивлений.
- Да уж... И кажется, мне сегодня впервые за долгое время неловко за себя. А… тебя что удивляет?

+1

19

Наверное, их разговор был несколько безумен: обычно, люди болтают о чепухе вроде любимой музыки и списка перечитыанных книг, разбитых на избитые цитаты, а эти двое, затерявшись в неловком моменте знакомства и привыкания, как-то перешагнули банальный сюжет. Во всяком случае, Мэри не могла себе представить, что откроет рот и спросит какую-то глупость, к примеру, о том, под какую песню Эйдену легче всего и приятнее бродить по улицам.
Девушка, чуть хмурясь, хмыкает.
- Стремились? О, я не отдавала и не отдаю себе отчет в действиях, вернее... Не пойми неправильно, я просто не ставлю целей, как таковых, потому разве можно говорить о стремлении, если... - Озадаченно выдыхая, не в силах обьяснить сумбур мыслей, Макдональд огляделась; и вовремя - они как раз подошли к перекрестку двух улиц. Официантка, уже минуту как благодарно прижавшаяся чуть ближе, опираясь на руку знакомого, греясь, узнала развилку и прикинула расстояние до ближайших приличных мест, где можно было посидеть. В этом была прелесть и проклятие старых закоулков города: мест таких было не много и в старой, обветшалой части его, что начиналась аккурат за аллеей, где взрослые пытались сделать вид, что им весело играть в снежки, легче было найти демона, чем забегаловку, где тебе не плюнут в чай.
Но это были родные закоулки для Мэри и она чуть усмехнулась, принимая "командование" и выслушав вопрос и неловкое признание, решительно вскинула голову, смотря в лицо Хоггарту.
- Меня удивляет то, что ты не настолько невыносим, как казалось в кафе. - Мэри выдохнула очередное облачко пара и, посмотрев на него, вздохнула. - А теперь нам лучше свернуть налево и прочти полквартала вниз. Вернее, не то, чтобы это было действительно хорошо, но там будет дом, где я живу. Я угощаю чаем. - Краткий смешок. Скорее, с ситуации, с себя, решившейся впустить в скромную облезлую квартирку "чужака" и со своей решительности. - Вызовешь от меня такси. После смены мне не хочется видеть официантов и других заведениях. - Запоздало понимая, что Эйден, вообще-то, может и не согласиться (из вежливости или еще по каким причинам) заходить на чай (еще более запоздало понимая, как это могло прозвучать вульгарно!), девушка устало потерла кончик носа раскрытой ладонью в перчатке.
- Поздно уже. Меня на подвиги не тянет. Так что - принимаешь безумное предложение пойти в гости к человеку, который месяц сдерживался, чтобы не отравить тебя? - За легкой бравадой скрывалась настороженность. Вновь захотелось курить.

+1

20

- Просто плывешь по течению, куда бы оно ни несло? – подсказал Хоггарт. Он не стал спрашивать, приятно ли ей болтаться от берега к берегу, не зная и не желая знать, куда причалить – не дай Бог докатиться до нравоучений. Да и его ли это дело? Его ли право, в конце концов?
Многовато философских вопросов для одного вечера…
- Значит, будем считать, что это точно такая же случайность, как и сломавшийся месяц назад холодильник. В конце концов, ему там, - он неопределенно махнул рукой вверх, очевидно, указывая на темно-коричневое городское небо, - виднее.
Хмыки, полуулыбки, доводы из раздела эзотерики… И никаких тебе разговоров про любимую черепашку, скончавшуюся в вентиляционном люке лет пять или десять назад. Что самое смешное, в них не было ровным счетом никакой потребности. Во всяком случае, Эйдену так казалось.
- Неужели я вел себя настолько  неадекватно? – он старательно делал вид, что сконфужен, хотя прекрасно знал – да. Более того, это еще не предел.  Один из дознавателей вон уже недели две от него шарахается, с чувством вертя пальцем у виска – маленькая месть, за жалобы «любимому» начальству, угрозы и лишение премии. Из-за этого завистливого идиота у Хоггарта отобрали одного из последних подопечных, недвусмысленно дав понять, что все эти «нестандартные методы» работы с уголовниками требуют слишком много времени и денег. Ну, и как после такого не поизгаляться?
- Сегодня действительно вечер взаимных удивлений…
Прозвучало как-то… Ошарашено что ли. Нет, он серьезно не ожидал. В гости пригласила. Сама. Спустя каких-то пару реплик после перехода на «ты». Просто посиделки за чашкой чая в каком-нибудь кафе или не кафе, словом, где угодно – это еще ладно, это понятно и вполне резонно. Но… вот так вот сходу впустить малознакомого чудака в дом, на свою личную территорию, позволить перешагнуть через еще одну границу… И объяснить это так просто – нежеланием смотреть на собратьев по профессии.
- Грех было бы отказаться. В конце концов, когда еще выпадет шанс почаевничать в гостях у такого терпеливого специалиста по ядам, - и послушно свернул налево, прикидывая, за каким домом-коробкой заканчиваются те абстрактные полквартала, которые им еще предстояло пройти.

+1

21

Если Он, в кого тыкал пальцем сквозь хмурое и сыплющее снегом небо Эйден, и был настроен на то, чтобы поиграть судьбами этих двоих, то Мэри было абсолютно всё равно. Если бы новый знакомый, с которым почти-легко перешла на "ты", спросил бы - каково болтаться от берега к берегу, зная, что нигде ей нет места, нигде не пристать к берегу, нигде не остаться, макдональд сказала бы, что иной жизни не знает, а значит всё нормально? Ведь правда же?
Всё нормально в ненормальном мире, где проще подсыпать яду в чужую тарелку с едой , чем пригласить кого-то домой на чай. Безумен мир, безумен. И они безымны, наверное, ведь лишь так люди не будут выбиваться из пределов "нормы".
Девушка, ёжась от добивающего холода (обычно маршрут которым официантка шла домой с работы, был короче, да и шла она куда быстрее), прибавила шаг, невольно заставляя и Хогарта шагать быстрее, ведь любезно поданной руки Мэри не отпускала.
- Правильно, возможно, что и никогда... - Отзываясь только на последнюю фразу, девушка хотела было улыбнуться, но желание лишний раз раскрывать рот на холоде как-то было слишком слабым.
- В конце концов, меня часто не покидает ощущение, что завтра может не случиться никогда и можно не проснуться. Или проснуться не Здесь. А ты? Ты веришь в то, что всё идет по плану и "завтра" всегда будет? - Чуть скосив взгляд, тут же, спохватившись, что слова её звучат как бред обкурившегося шамана, официантка качнула головой, чувствуя как короткие пряди прически мазнули по лицу будто подмёрзшие щётки.
- Извини, у меня бывают приступы махрово-мрачного настроения и словоизвержения. Не обращай внимания. Мы уже почти пришли. - Серый и узкий дом старой постройки будто выскочил из темноты. Вынесенный на улицу, видимо, кому-то не хватило вдохновения донести до альфаторов, старый торшер стоял у двери парадной, к которой шли двое, с видом присыпанной снегом башни. Из-за  неплотно прикрытой двери тускло отсвечивал свет лампочки.
- Нам на третий этаж. - Оттянув дверь и придержав её, пропуская мужчину в подьезд, Мэри порылась по карманам и, найдя ключи, кивнула на ступеньки, когда-то черно-белые, как шахматная доска, узкой лестницы.
- Лифт работает, но чаще зависает, чем едет. Предпочитаю не рисковать. - Девушка, оглядываясь на обшарпанные стены парадной, исписанные образцами чьего-то наскального творчества, чуть хмыкнула. На первом пролете в импровизированной пепельнице с донышка разбитой хрустальной вазы дотлевал чей-то окурок, на втором - с диким мявом под ноги бросился худощавый палево-серый котяра с зелёными глазищами.
- Это Чешир. Только он не улыбается. Но имеет свойство возникать из ниоткуда. Обычно я считаю его своим котом, но этот гад настолько не любит сидеть в квартире, что... - Махнув рукой, девушка подняла котяру с пола и, держа в руках поспешила по лестнице дальше, пока не рискуя проверять с каким выражением лица подымается по лестнице следом Эйден. Не хотелось бы увидеть оттенок брезгливости в его чертах лица.
На третьем этаже Мэри долго возилась у единственной двери. Дом был совсем старой постройки - по квартире на этаж. Отперев замки, устало провозившись с тремя ключами, толкнула дверь и приглашающе улыбнулась, оборачиваясь, на Хоггарта.
- Пришли. - Квартира была со старой, если не сказать, старинной мебелью и темноватой. Оставив кота на комоде у входной двери, девушка поспешила раздеться и, не снимая сапожки, прошла на кухню, по пути зажигая свет, клацая по включателям: старые люстры под высокими потолками, давали тускло-желтый свет.
- По-хорошему, эта квартира стоит много дороже тех грошей, что я за неё плачу, но в этом районе старина никому не нужна. Так что - мне повезло. - Кухня оказалась аккуратной и пустой. Будто бы сюда заходят изредка. Насыпав коту в миску корм, девушка метнулась в ванную - мыть руки, потом вновь на кухню. - Как дома здесь себя чувствовать сложновато, но ты не стесняйся. - Поставив чайник со свистком на плиту, Мэри открыла форточку, доставая прихваченные из карманов сигареты и зажигалку.
- Какой чай будешь? Я в гостиную принесу. - Теперь идея пригласить Эйдена в дом уже не казалась настолько блестящей: мужчина осматривался, чувствуя себя, наверное, неуютно.

+1

22

Эйден молча шел рядом со своей спутницей, пытаясь шагать с ней в ногу, и приглуповато улыбался. Он хотел было сказать ей, что задумывается о том, что завтра может и не наступить каждый раз, когда переходит дорогу, едет на работу в мчащемся на всех парах маршрутном такси или общается с очередным недоверчивым и чересчур нервным подопечным. Вдруг его собьет машина, вылетевшая из-за угла? Вдруг маршрутка не впишется в поворот? Вдруг несговорчивый уголовник убьет его? Один ведь уже пытался – чуть не задушил, зараза. Человек смертен. Внезапно смертен – великая истина, выведенная Князем Тьмы со страниц классического романа. Так о каком «завтра» может идти речь? Даже, если оно засело в мозгу и навязывает планы на будущий вечер в компании подоконника, кошки и ночного пейзажа.
«Кажется, в народе это называют размышлениями о смысле жизни. Смысле, которого нет».
Проходя мимо торшера, Хоггарт машинально дернул за шнурок выключателя. Шнурок с чувством исполненного долга оторвался… Пришлось сунуть в карман, маскируя свое маленькое преступление за попытками стряхнуть с себя максимум снега.
Дверь подъезда распахнулась. Пахнуло коммунальной романтикой: куревом, запахом моющих средств и жареной картошки. В родительском доме тоже так пахло. Теперь он уже далеко и далеко не родительский, так что, какие ароматы витали в нем сейчас, Эйден понятия не имел. В его доме – стерильной безликой многоэтажке – пахло исключительно строительными материалами, так как большинство квартирантов занимало досуг ремонтом длинною в жизнь.
- Чешииир, - протянул Хоггарт, блаженно улыбаясь. – А я-то думал, что один такой… Мою зовут Дина.
Войдя в квартиру, он действительно начал озираться, раскрыв рот. Родительским запахло еще сильнее. У старых квартир свое общее обаяние – от них веет уютом и множеством человеческих историй. 
- Восторг. Я серьезно. Знал бы, что такие еще сохранились и сдаются, не стал бы снимать свою бетонную коробку.
Бетонной коробкой ласково называлась небольшая полупустая студия, в которой при этом царил вечный творческий бардак, регулярно разводимый общими усилиями человека и кошки. Причем, кто с кого брал пример еще вопрос.
Навосторгавшись вволю, Хоггарт наконец, вспомнил, что все еще стоит в прихожей, что в пальто жарко, а ботинки следят. Пальто отправилось на вешалку вместе свитером - белая футболка, которая была под него поддета, слава Богу, благополучно пережила снежную баталию и осталась суха. Ботинки по старой привычке опытного кошатника были заботливо перевернуты подошвами вверх и пристроены к комоду. Кто знает, какие нравы у местного Чеширского кота, к которому, к слову, еще предстояло подлизаться.
- Какой не жалко. Я пью решительно все, - сказано было где-то в промежутке между ванной и кухней под аккомпанемент отчаянно звякающих браслетов-цепочек – Эйден размахивал руками взад-вперед, пытаясь их таким образом высушить. – Помочь чем-нибудь?

+1


Вы здесь » Mad Mad Wonderland » AU » AU. В погоне за жизнью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC